Наивное путешествие в Беларусь. Знаки и символы.

И вот вы в Минске, утренняя привокзальная площадь встречает вас лозунгами о нерушимой дружбе народов, которой мы крепки. Вы, конечно,понимаете, что в лозунге скрыт какой-то глубокий смысл, армяно-азербайжанская резня и дипломатическая война прибалтов с Россией к этому смыслу отношения не имеют. Если вы думаете, что эти лозунги остались от старого режима, что практичные белорусы просто не хотят тратить деньги на их снятие, то вы ошибаетесь. Попробуйте въехать в Минск на машине. На широких проспектах окраинных новостроек вы обнаружите лозунги времен независимости, исполненные в том же духе по тексту, но в бело-красно-белых цветах национального флага и с гербом Погоня в оформлении. Если белорусы продолжают тратиться на лозунги, значит, это кому-нибудь нужно.

Культурные катастрофы: найти себя должна Беларусь в XXI веке

Интервью «Белорусской газеты» с А. Грицановым, В. Мацкевичем, В. Абушенко.

Политические игры с самоопределением наций, модные в ходе развала европейских империй после первой мировой войны, располячивание и вытеснение евреев на фоне сталинской урбанизации превратили белорусов в титульную нацию на территории культурно аморфного региона от Смоленска до Белостока. Большевистская БССР, утратив остатки едва начавшей складываться национальной городской культуры, могла тем не менее в качестве исторической «спадчыны» предложить потомкам эпос Миндовга и Гедимина, славу Витовта, конституцию Сапеги, культурный ренессанс Радзивиллов. Наследником же всего этого оказалась нация в младенческом возрасте, без культурных корней, без планов на будущее…

Белорусско-российские отношения: впервые через два века

Для России август 91-го стал точкой перелома, когда кончился второй этап эволюции, помеченный выше как романтический, и начался третий — либеральный. Для Беларуси эта объяснительная схема не подходит. В Беларуси путча ГКЧП не было. Факт путча крайне важен для Беларуси именно как событие российской истории, которое Беларусью прожито не было, и это определило ее инаковость по отношению к стране, где оно произошло. C этого момента Беларусь и Россия пошли разными путями.
Белорусская номенклатура более молода и жизнеспособна, чем российская. Она не раздиралась теми противоречиями, которые были характерны для российской номенклатуры, как московской, так и провинциальной. Как одна из провинциальных частей советской, она находилась в особых условиях, отличаясь от московской, от провинциальной российской и от номенклатуры бывших союзных республик.

Страна привычных лиц

У Генриха Белля есть новелла “Город привычных лиц”. Мы живем в Стране привычных лиц. Когда люди новые, а лица привычные, имен называть не хочется.
Социологи давно изобрели для облегчения выяснения мнений форму закрытых вопросов и вариантами ответов: “да — нет — затрудняюсь ответить”. Если сегодня опросить мнения самых компетентных экспертов о деятельности новой президентской администрации Республики Беларусь, то самым распространенным вариантом ответа будет — затрудняюсь ответить. Конечно, два месяца после выборов — недостаточный срок, чтобы составить отчетливое мнение о действиях новой команды, но дело не только в этом.

О прачках, высокой моде, огурцах и большой политике

Был такой анекдот. Склонившаяся над корытом прачка, устало мечтает: — Вот, выйду замуж за графа, стирать буду только на себя и на графа. Все дальнейшее — мораль из этого анекдота.
Одному цинику прошлого века приписывают такое высказывание: “Я могу жить без самого необходимого, но не могу без излишеств”. Оценки того, что является необходимым, что полезным, что роскошью — всегда субъективны и напрямую зависят от того, кем оценивается. Прачка и графиня считают полезным и необходимым разное.

Труд — дело чести?

Почему люди делают то, что они делают? Старик сажает деревья, которые начнут приносить плоды через много лет после его смерти. Солдат защищает позиции зная, что не доживет до победы. Писатель пишет книгу понимая, что ее невозможно опубликовать при его жизни. Политик упорно повторяет мнение, которое отвергается большинством граждан его страны. Пожарник, рискуя жизнью спасает незнакомых ему людей, которые может быть сами виноваты в пожаре. Может быть все подобные случаи экстремальны, случаются редко и не с каждым. Но именно потому, что такое возможно, что такое происходит — возможна жизнь. Именно поэтому она продолжается. Все эти случаи так непохожи на повседневную жизнь. Во всех этих случаях люди руководствуются вовсе не бытовыми мотивами.

Беларусь: зеркало заднего обзора

Каждый шаг, каждое решение в жизни и в политике открывает какие-то перспективы в будущем, а какие-то закрывает. Каждое решение это выбор чего-то нового, и, одновременно с этим, отказ от чего-то в прошлом. В нашем прошлом было много хорошего и плохого, а отказываться приходится сразу и от того, и от другого. Когда мы отказываемся от плохого в прошлом, то надеемся что, хорошее сохранится само собой. Потом, оглядываясь назад, видя потерянное, мы начинаем ностальгировать и сомневаться в принятых решениях, может мы погорячились, может быть сделали ошибку в решении.

Public dialogue

Usually, the dialogue is attributed to an undoubted positive connotation (dialogue is good, this is correct, it is the civilized behaviour) and a certain set of norms of etiquette that outwardly fix the behaviour of people during the dialogue. These etiquette norms include: the sequence of speaking (do not interrupt, speak by turn), the right of everyone to express their position and their opinion, the setup towards respect of interlocutors, the requirement for positions’ argumentation, as well as the minimization of personal emotional assessments and attitudes. These norms and attitudes, having been formed through the years of practice of conducting a dialogue, have become entrenched in the form of etiquette, but they often lose touch with the rational foundations which they have been grounded on. They continue to exist and regulate communication in an emasculated form and often become a means of manipulating and simulating dialogue. Thus, the above-described practices of the Belarusian authorities often use “chattering up” the essence of the issue, when, in accordance with the dialogue etiquette, each participant, regardless of their competence and their statements’ content, he or she is given a word with the condition “not to interrupt” and “let finish”. Thus, politeness begins to replace the principled encounter of different positions.

ОНТОЛОГИЯ ЗНАКА

Это не про семиотику, а про фундаментальную ошибку Максима Знака, лучшего юриста страны.

В бою, на войне, в конкуренции выигрывает тот, кто опережает противника ровно на один шаг рефлексии, действуя в точном соответствии с тем, что знает, а чего не знает противник. Стоит наворотить рефлексивный уровень на лишний шаг, и мы имеем дело не с реальным противником, а с вымышленным, с тем, который существует только в нашей рефлексии, в нашем сознании. И реальный противник у нас выигрывает. Именно из-за такой «рефлексивной возгонки» практики презирают яйцеголовых интеллигентов, а сама рефлексия получает негативную коннотацию. Люди склонны додумывать то, чего нет.
Итак, проигрывает тот, кто отстаёт от противника на один шаг рефлексии, но и тот, кто спекулятивно додумывает в рефлексии то, чего нет, делая вместо одного шага, сразу два.
Так что же произошло с Максимом Знаком в августе-сентябре 2020 года, из-за чего революция наша не победила, а сам Максим уже много месяцев в тюрьме?

Становление и эволюция индивидуальности в истории образования

Само по себе такое представление об индивидуальности было вполне достаточным в качестве объяснительной конструкции по отношению к разного рода ошибкам, отклонениям, к тому, что можно было простить в несанкционированном культурой поведении человека. Однако с некоторых пор индивидуальность приобрела для европейской цивилизации и европейской культуры специфическое содержательное значение . К ней был проявлен пристальный как познавательный, описательный, так и технический (в плане воспитания, образования, взращивания, культивирования) интерес. При этом интерес к индивидуальности возник одновременно или наряду в историческом отрезке времени с разработкой собственно гуманитарного знания. Поэтому средств и методов для схватывания содержательной стороны индивидуальности у большинства исследователей, ученых, методологов и философов не было. К индивидуальности же, как и к большинству сложных гуманитарных объектов знания и квазиобъективной гуманитарной реальности, необходимо подходить с уже развитой системой гуманитарного знания, и соответственно содержанием они наполняются в рамках этой развитой системы гуманитарного знания.