Страна привычных лиц

Minsk Economik News 10.09.94

У Генриха Белля есть новелла “Город привычных лиц”. Мы живем в Стране привычных лиц. Когда люди новые, а лица привычные, имен называть не хочется.

Социологи давно изобрели для облегчения выяснения мнений форму закрытых вопросов и вариантами ответов: “да — нет — затрудняюсь ответить”. Если сегодня опросить мнения самых компетентных экспертов о деятельности новой президентской администрации Республики Беларусь, то самым распространенным вариантом ответа будет — затрудняюсь ответить. Конечно, два месяца после выборов — недостаточный срок, чтобы составить отчетливое мнение о действиях новой команды, но дело не только в этом.

Опаздывание с проведением реформ и бездеятельность старой администрации поставили страну в очень тяжелое положение. Выход из создавшегося положения возможен только в двух вариантах: — сделать все, что не сделало прошлое правительство, идя путем, проверенным соседними странами Восточной Европы; — изобретение нового оригинального пути (вариант требующий гениальности всей президентской команды).

Кадровые перестановки в администрации, декларации и заявления позиций лидеров команды заставляют предполагать, что ни тот, ни другой вариант новую администрацию не устраивает. Создается впечатление, что новая команда собирается повторить все ошибки правительства Кебича — Кебич жил, Кебич жив, и дух его политической бездарности будет жить в кабинетах новой администрации. Что заставляет так думать?

Попытка наблюдателей и аналитиков увидеть в победе Лукашенко на выборах хоть что-то позитивное формулировалась так: поколенческая смена власти, нет программы действий, так хоть люди придут новые. Но … . Для смены персонажей в правительстве у Президента очень маленькая “обойма”. Как я неоднократно писал в ходе предвыборной компании, специалисты, профессионалы и интеллектуалы не пойдут на сотрудничество с Лукашенко. Ему нечего им предложить. Поэтому смены поколений не происходит. Некоторое омоложение основных действующих лиц нельзя принимать за смену поколений, потому что основные фигуры новой администрации сделали свою карьеру еще в СССР. Восстановлены люди смещенные со своих постов при Кебиче. Некоторые замы стали министрами, или наоборот. Т.е. это не смена поколений, а омоложение внутри одной генерации политиков. Некоторые, действительно новые лица, либо очень невыразительны, либо их положение пока только декоративное. Такое отношение к кадровым перемещениям не вызывает у меня полного скепсиса. Омоложение тоже хорошо, но эффект от этого будет не так скоро, как хотелось бы ожидать. Горбачев, в свое время, омолодил Политбюро, и последствия этого стали заметны через три года. А Президент РБ взял себе год (реально он имеет еще меньше времени) на то, чтобы предъявить ощутимые результаты. Но оставим в стороне кадровую политику и карьерные “приключения”, сейчас все аналитики и пресса только этим и могут заниматься поэтому про это уже много написано. Посмотрим на то, что не так очевидно.

Президент РБ находится под прессом сложных и противоречивых факторов. С одной стороны, он заложник своих предвыборных обещаний, которые находятся в полном противоречии с тем, что нужно делать в стране. С другой стороны, имея огромный кредит доверия от избирателей, он может позволить себе действия, которых очень боялся Кебич. Робкое повышение цен, которое еще очень далеко от реальной необходимости, ознаменовало первые недели Президентского правления, что позволило проверить — несколько доверие избирателей действительно имеет место. Ответ получен положительный, но что делать дальше? Избиратели позволяют Президенту действовать, а его команда не знает, что делать. Правление Национального Банка так много сил потратило на то, чтобы защитить себя от откровенно глупого давления прошлого правительства, что успело продумать только самые минимальные шаги, на большее не хватило сил и интеллектуального ресурса. Поэтому валютная биржа и финансовый рынок почти не реагирует на действия Нацбанка в валютно-финансовой сфере, никто не верит в серьезность намерений. Когда пресса и прочие СМИ все еще несвободны, биржа может выступать критерием доверия или недоверия к действиям государства. Сегодня дефицит “зайца” не приводит к росту его курсовой котировки, не снижает спроса на СКВ.

Президент РБ — заложник советских схем и подходов к экономике, социальной политике и государственному строительству. Я зафиксирую только несколько проблем, без подробного анализа.

РБ ведет совершенно разорительную для страны социальную политику. Огромные средства выделяются на неэффективные и просто неразумные программы социальной благотворительности. Датируется весь потребительский рынок товаров и услуг повседневного спроса. Жилье, транспорт, связь, коммунальные услуги и некоторые продукты питания больше чем наполовину оплачиваются бюджетом. Благотворительность оказывается не тем людям, кому она необходима, а всем без разбора, порождая иждивенчество и неоправданные ожидания населения.

Структурная деформация индустрии и сельского хозяйства до сих пор не стала предметом анализа и проблемой правительства. Внутренняя экономическая политика и политика в рамках СНГ исходят из необходимости сохранить предприятия и отрасли составляющие “гордость советского народа” вопреки экономической целесообразности. Нет программы санации разорившихся уже предприятий или приближающихся к этому состоянию. Национальный долг до сих пор не стал фактором, который учитывается в построении государственного бюджета и в оценке межгосударственных соглашений. Правительство исходит только из учета натуральных потребностей страны. Нет программы экономии энергии, топлива, нефтепродуктов, потребление которых заставляет зашкаливать “счетчик роста государственного долга”. Если Беларусь не разорит ее социальная благотворительность, ее разорит несбалансированный клиринг в торговле с Россией, зависимость от монополии поставок нефти и газа, содержание индустриальных гигантов машиностроения и ВПК.

Централизованная пирамида государственного управления один из главных тормозов в реформировании хозяйства и экономики. Белорусские провинции депрессированы и практически не участвуют в государственном строительстве и в проведении, инициировании реформ. Именно в провинции живет основная масса голосовавших за Лукашенко, структура местных властей и стиль работы областных и районных администраций полностью гасит активность этой части населения, оттесняет ее от самоуправления. Поддержка избирателей замыкается пока только на праве отдать свой голос на выборах. Если в ближайшее время не будет проведена реформа местного самоуправления, которая позволит активизировать местные инициативы и увеличить самостоятельность провинций, между народом и его избранником будет выстроена глухая стена непонимания и отчуждения. Президент и его избиратели могут стать врагами.

Почему из множества проблем я выбрал только эти? Потому, что новые лица в администрации уже успели сделать декларации, из которых можно заключить, что именно эти проблемы ими не замечаются, и действовать они собираются так, что именно здесь их могут ожидать неожиданности и разочарования. Популистская мера по сокращению управленческого аппарата на 30% уже начинает приносить свои плоды. Сокращение производится для сохранения позиций утвердившихся в аппарате кланов и группировок, снижает самостоятельность и инициативность местных властей. Благими намерениями вымощена дорога в ад. Популярные меры могут обернуться потерей популярности, а реформ как не было, так и не будет.

Прогноз хода событий предполагает, что мы мысленно можем продолжить направление начатого движения и увидеть, что ждет двигающегося на избранном пути. Про сегодняшнюю администрацию еще нельзя сказать, что она выбрала направление движения. Колебания в ту или иную сторону еще не есть движение. То, что стоит на месте, может качаться в разные стороны, а потом упасть, так никуда и не двинувшись. К тому же, Президент говорит одно, его команда другое, а делается третье. Если так будет продолжаться, то всегда найдется кому подтолкнуть колеблющегося к падению.

Президенту нужен широкий слой союзников, его избиратели — не союзники, а пассивная масса, способная ждать и терпеть, но не действовать. Те, кто по ницшеански помог Лукашенко “толкнуть падающего” Кебича, мало пригодны для конструктивной работы. Пока союзников не видно, новые кадровые назначения строятся по принципу: было бы место, а человек на него найдется. Это мало напоминает работоспособную команду.

1994 год

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.