«Союзное государство» — это нонсенс

Сейчас нам нужно денонсировать «союзный договор». «Союзное государство» — это нонсенс, есть государство, а есть союз государств, но союзного государства не бывает. «Союзное государство» — это какой-то оксюморон. Попытки оформить имперскую экспансию в красивые слова, назвать это не аннексией, а интеграцией, единением братских народов — всякая такая чушь действует на некритичное сознание малообразованной части населения. Люди, которые имеют соответствующую логическую и теоретическую подготовку, понимают, чем чревата «интеграция». И если они ратуют за союз, значит, они кровно в этом заинтересованы — либо подкуплены, либо надеются получить какие-то выгоды, не обращая внимания на интересы других слоев населения.

Self-Determination of the Belarusian Intellectual

Social development is impossible without the knowledge, ideas, ideals, projects, utopias and all those things, produced, preserved and transmitted by a specific community of people, who one has recently been calling – increasingly often – intellectuals. When I said «recently», I meant the time when the old Soviet intelligentsia began to surrender their positions in the post-Soviet space. To surrender their positions in the sense that the intelligentsia ceased to produce, preserve and transmit ideas, ideals, knowledge, etc. Besides, they ceased to store and broadcast newly developed ideas and knowledge. The emphasis here should be on the production of ideas, ideals and knowledge.

О любви: вопреки очевидности

Очень много слов придумали люди для выражения любви. Иногда, когда хотят подчеркнуть высокую степень любви говорят, что “он ее так любит, что готов пылинки с нее сдувать”. Когда вы увидите “ЕЁ” ухоженной, без единой пылинки — знайте, где-то есть “ОН”, который ее “ТАК” любит. “ЕЮ” может быть кто-то или что-то. Для Ромео — Джульета, для крестьянина — нива, для хозяина — дом, для скряги — новая машина, для патриота — Родина. Если вы видите “ЕЁ” неряшливой, под слоем многолетней пыли — знайте “ЕЁ” не любят. Неухоженные женщины, грязные города, брошенные деревни, заросшие поля, разбитые машины, покосившийся дом — свидетельства отсутствия любви.

Алло! Мы ищем таланты

Ум человека состоит из парадоксов и сам есть парадокс. Много бывает жалоб на плохую память, несчастную судьбу, но мало кто жалуется на недостаток ума. И это при том, что ум и умные люди всегда в дефиците. Сегодня везде можно слышать сетования на недостаток умных и знающих свое дело людей. Резонно было бы думать, что в такой ситуации умные люди в цене, их ищут, берегут, им помогают. Ничуть не бывало. В Беларуси все осталось как в России времен Александра Сергеевича Пушкина, который говаривал: “черт догадал меня родиться с умом и талантом в России”. Умных и талантливых людей не хватает, и все же никому они здесь не нужны, разве что Пушкину. Пусть Пушкин их ищет. Вот Киштымов в “Беларускай маладзежнай” уже предсказывает новую волну эмиграции. Все, что связано с умом — сплошной парадокс.

Если мы такие умные, почему мы бедные?

Недавно БелаПАН принес очередное радостное сообщение. Подведены итоги тестирования белорусов по методике международной организации “интеллектуалов” Менса. По утверждению представителя этой организации господина Винсента 46% протестированных набрали высший балл, а обычный результат в других странах 15—20%. Так что, ко многим своим достоинствам наш народ может с “чувством глубокого удовлетворения” добавить еще одно: мы, белорусы, самая умная нация в мире. 

Жизнь в Беларуси и лучше, и веселее день ото дня. Каждый месяц находится повод для устройства веселых карнавалов и народных гуляний. В мае мы празднуем день окончания войны, в июне с такой же помпой день ее начала. В начале июля у нас праздник города Минска — день освобождения, в конце праздник всей страны — день независимости. Власть в стране действует в полном соответствии с мнением и желанием народа, регулярно с ним советуется и выполняет его волю. Что еще нужно народу для счастья? Но время от времени закрадывается сомнение.  

Сможет ли Россия стать сырьевым придатком Беларуси

М.Гриб справедливо считает это важной проблемой, но было бы хорошо, если бы он еще и сказал, что сделали парламент и правительство, чтобы эту проблему решить. Даже если осуществится замена «зайчика» российским рублем, инвестиционный климат в стране не изменится. В рублевой зоне есть депрессивные регионы, среди областей самой России, откуда деньги утекают, есть и такие, где они концентрируются (например, муниципальный бюджет Ярославля в 10 раз превышает размер бюджета Твери). Только в Калининграде число коммерческих банков равно количеству их во всей Беларуси, и работают они лучше. Рубли тем более безопаснее хранить в московских банках и «крутить» на активном российском рынке, а не на замороженном белорусском. Создание благоприятного инвестиционного климата под силу сделать чиновникам, но по проектам профессионалов. Сегодняшние же чиновники могут только выдавать черное за белое, называть безобразные инвестиционные условия благоприятными. Господин спикер, не верьте тому правительству, которое называет черное белым.

Наивное путешествие в Беларусь. Средства массовой информации.

Отсутствие свободы слова и информационной инфраструктуры закрывает для путешественника возможность третьего и последующих впечатлений. Можно отправляться домой или начинать влезать в местные дела и самому разбираться изнутри. В последнем случае важно не превратиться целиком в местного жителя, иначе ничего не увидишь и не поймешь, все станет привычным и естественным, от века и на веки веков, страна потеряет свою удивительность. Придется обзавестись дачным участком, выкладываться на нем до потери всякого интереса к окружающему, лишится наивности и простоты.

Наивное путешествие в Беларусь. Знаки и символы.

И вот вы в Минске, утренняя привокзальная площадь встречает вас лозунгами о нерушимой дружбе народов, которой мы крепки. Вы, конечно,понимаете, что в лозунге скрыт какой-то глубокий смысл, армяно-азербайжанская резня и дипломатическая война прибалтов с Россией к этому смыслу отношения не имеют. Если вы думаете, что эти лозунги остались от старого режима, что практичные белорусы просто не хотят тратить деньги на их снятие, то вы ошибаетесь. Попробуйте въехать в Минск на машине. На широких проспектах окраинных новостроек вы обнаружите лозунги времен независимости, исполненные в том же духе по тексту, но в бело-красно-белых цветах национального флага и с гербом Погоня в оформлении. Если белорусы продолжают тратиться на лозунги, значит, это кому-нибудь нужно.

Культурные катастрофы: найти себя должна Беларусь в XXI веке

Интервью «Белорусской газеты» с А.Груцпновым, В.Мацкевичем, В.Абушенко.
Политические игры с самоопределением наций, модные в ходе развала европейских империй после первой мировой войны, располячивание и вытеснение евреев на фоне сталинской урбанизации превратили белорусов в титульную нацию на территории культурно аморфного региона от Смоленска до Белостока. Большевистская БССР, утратив остатки едва начавшей складываться национальной городской культуры, могла тем не менее в качестве исторической «спадчыны» предложить потомкам эпос Миндовга и Гедимина, славу Витовта, конституцию Сапеги, культурный ренессанс Радзивиллов. Наследником же всего этого оказалась нация в младенческом возрасте, без культурных корней, без планов на будущее…

Белорусско-российские отношения: впервые через два века

Для России август 91-го стал точкой перелома, когда кончился второй этап эволюции, помеченный выше как романтический, и начался третий — либеральный. Для Беларуси эта объяснительная схема не подходит. В Беларуси путча ГКЧП не было. Факт путча крайне важен для Беларуси именно как событие российской истории, которое Беларусью прожито не было, и это определило ее инаковость по отношению к стране, где оно произошло. C этого момента Беларусь и Россия пошли разными путями.
Белорусская номенклатура более молода и жизнеспособна, чем российская. Она не раздиралась теми противоречиями, которые были характерны для российской номенклатуры, как московской, так и провинциальной. Как одна из провинциальных частей советской, она находилась в особых условиях, отличаясь от московской, от провинциальной российской и от номенклатуры бывших союзных республик.