Historical and Modern Forms of Thinking at the University

The goal of this series of lectures is to present the idea of the University, which leads to the establishment of the modern university in Belarus within a cultural policy programme[1]. Aspects and fragments of this idea are scattered in various texts, but so far have not been gathered into a coherent entity. In this series of lectures, I will try to outline some openings in which the idea of the university needs to be spelt out before its implementation. I see at least four such major openings today: the university as a thought mega-machine; as a factor or instrument of nation-building; as a place for the formation of project and programme elites; and, finally, as an educational institution.

Год народного единства

Боже, как я не люблю словесной трескотни!
Мы ВМЕСТЕ весело шагали по просторам всё лето и осень, а весной создаём отдельную партию “ВМЕСТЕ”. Партию, то есть, чтобы быть ВМЕСТЕ с небольшой частью тех, с кем были ВМЕСТЕ в прошлом году. То есть ВРОЗЬ.
Мы напевали хором любимые песни, чаще других песен пели “Зазбурыць муры”.
Но забыли, что там есть слова: “а муры растуць, растуць”.

О любви: вопреки очевидности

Очень много слов придумали люди для выражения любви. Иногда, когда хотят подчеркнуть высокую степень любви говорят, что “он ее так любит, что готов пылинки с нее сдувать”. Когда вы увидите “ЕЁ” ухоженной, без единой пылинки — знайте, где-то есть “ОН”, который ее “ТАК” любит. “ЕЮ” может быть кто-то или что-то. Для Ромео — Джульета, для крестьянина — нива, для хозяина — дом, для скряги — новая машина, для патриота — Родина. Если вы видите “ЕЁ” неряшливой, под слоем многолетней пыли — знайте “ЕЁ” не любят. Неухоженные женщины, грязные города, брошенные деревни, заросшие поля, разбитые машины, покосившийся дом — свидетельства отсутствия любви.

Наивное путешествие в Беларусь. Средства массовой информации.

Отсутствие свободы слова и информационной инфраструктуры закрывает для путешественника возможность третьего и последующих впечатлений. Можно отправляться домой или начинать влезать в местные дела и самому разбираться изнутри. В последнем случае важно не превратиться целиком в местного жителя, иначе ничего не увидишь и не поймешь, все станет привычным и естественным, от века и на веки веков, страна потеряет свою удивительность. Придется обзавестись дачным участком, выкладываться на нем до потери всякого интереса к окружающему, лишится наивности и простоты.

Наивное путешествие в Беларусь. Знаки и символы.

И вот вы в Минске, утренняя привокзальная площадь встречает вас лозунгами о нерушимой дружбе народов, которой мы крепки. Вы, конечно,понимаете, что в лозунге скрыт какой-то глубокий смысл, армяно-азербайжанская резня и дипломатическая война прибалтов с Россией к этому смыслу отношения не имеют. Если вы думаете, что эти лозунги остались от старого режима, что практичные белорусы просто не хотят тратить деньги на их снятие, то вы ошибаетесь. Попробуйте въехать в Минск на машине. На широких проспектах окраинных новостроек вы обнаружите лозунги времен независимости, исполненные в том же духе по тексту, но в бело-красно-белых цветах национального флага и с гербом Погоня в оформлении. Если белорусы продолжают тратиться на лозунги, значит, это кому-нибудь нужно.

Культурные катастрофы: найти себя должна Беларусь в XXI веке

Интервью «Белорусской газеты» с А.Груцпновым, В.Мацкевичем, В.Абушенко.
Политические игры с самоопределением наций, модные в ходе развала европейских империй после первой мировой войны, располячивание и вытеснение евреев на фоне сталинской урбанизации превратили белорусов в титульную нацию на территории культурно аморфного региона от Смоленска до Белостока. Большевистская БССР, утратив остатки едва начавшей складываться национальной городской культуры, могла тем не менее в качестве исторической «спадчыны» предложить потомкам эпос Миндовга и Гедимина, славу Витовта, конституцию Сапеги, культурный ренессанс Радзивиллов. Наследником же всего этого оказалась нация в младенческом возрасте, без культурных корней, без планов на будущее…

Труд — дело чести?

Почему люди делают то, что они делают? Старик сажает деревья, которые начнут приносить плоды через много лет после его смерти. Солдат защищает позиции зная, что не доживет до победы. Писатель пишет книгу понимая, что ее невозможно опубликовать при его жизни. Политик упорно повторяет мнение, которое отвергается большинством граждан его страны. Пожарник, рискуя жизнью спасает незнакомых ему людей, которые может быть сами виноваты в пожаре. Может быть все подобные случаи экстремальны, случаются редко и не с каждым. Но именно потому, что такое возможно, что такое происходит — возможна жизнь. Именно поэтому она продолжается. Все эти случаи так непохожи на повседневную жизнь. Во всех этих случаях люди руководствуются вовсе не бытовыми мотивами.

Organizational-activity games as a method of conflict resolution

In our search for working methods in culture and cultural heritage, a significant place is occupied by studies of axiological, semantic foundations, techniques of reconstruction, and other professional directions, which help us better understand cultural phenomena. However, we all realize more and more now that culture is primarily a zone of social and even political interactions. Understanding that culture can be described as a process of transmitting and implementing norms, ideas, samples, and ideals in a specific historical situation. We know the intenseness and conflict of this sphere. What values and ideals should be and should not be transmitted? What norms and modi operandi should be implemented on the ground? These questions reside not so much in norms, values, and ideas, nor in their depth or aesthetic, substantial qualities, but rather in public dialogue and the coordination of perceptions of various groups.

Politics: the means or the end

Political analytics and applied political science (when political scientists not only write theoretical articles or give lectures, but participate in the development of programs and act as experts/advisers in the political process, too) can only exist when in a state there exists politics. Such a trite thought per se returns us once again to the question of what politics is. This question has no simple answers within the framework of the applied political knowledge. Simple answers appear when one tries to customize definitions to the realities and conventions of a concrete country; when it is supposed that if there is a state, then there is politics as well, and this politics corresponds to the realities and conditions in this concrete state. “If in Belarus there is a state, then there is politics there, too” – this statement is rather doubtful, although it corresponds to common sense and ordinary reasonableness

Десоветизация: парадигматика и прагматика

Десоветизация – процесс содержательной и структурной трансформации института власти в обществе, означающий разоформление, деконструкцию, ликвидацию того типа организации институтов власти, который известен в истории как “советская власть”, и оформление, конструирование и установление иного типа института власти, например правового государства.