Философ в тюрьме. Один год

«Не волнуйтесь, я не уеду!

Не надейтесь, я не уеду!»

Владимир Мацкевич,

2 октября 2020 года

У философов есть неоспоримое преимущество одновременного существования и в мире социальных реализаций, и в культуре, в текстах, в вечном споре идей друг с другом. В этом мире Мацкевич-человек уже ровно год, с 4 августа 2021 года, в тюрьме, но на положение Мацкевича-философа в мире идей это никак не повлияло. Мацкевич всегда прекрасно осознавал и это преимущество, и связанную с этим ответственность. Иронически на все предупреждения об аресте он отвечал: «Я ж — философ, я — ваша мысль, кто ж меня посадит?» Рассуждая всерьез о месте философа и своем собственном месте, он утверждал: «Философ не командует, не господствует, не приказывает. Философ ПРАВИТ. ПРАВит — в смысле исПРАВляет, выПРАВляет, изредка — уПРАВляет. Это как косец правит косу. И делает он это в разговоре и никак иначе. Одно из главных дел философа — исПРАВление имен». Философ стоит на страже идей, и это опасное место и роль, поскольку идеи всегда подвергаются атаке со стороны не-мыслия и намеренного искажения.

Мацкевич-философ сегодня стоит там же, где и стоял — у Доски, охраняя идеи и исправляя имена.

За этот год вышло две новых книги Владимира Мацкевича: «Отвечая за себя. Записки философа с вредным характером» и «Свобода и мышление. Эссе о гражданском обществе«. В первой книге Мацкевич обращается к необходимости философии для обустройства страны. «Ни одна революция не возможна без современной и одновременной ей философии», — пишет Владимир Мацкевич. А философия у нас есть! Философия в Беларуси существует как поле столкновения различных идей и подходов, где сам Мацкевич атакует своих интеллектуальных оппонентов, а они направляют свою критику в его сторону. Собственно, в этом столкновении и начинается философский разговор, но его недостаточно для рождения идеи. Последняя рождается в столкновении ассиметричных установок философии и практики: у философии — на познание объекта, а у практики — на преобразование того же объекта. Для Мацкевича философия неразрывно связана с практикой, а практика невозможна без философии. Пространством, где возможно появление фигуры практика, соразмерного задаче преобразование страны, является пространство гражданского общества. И именно к нему и его анализу обращается Мацкевич в своей второй книге. Гражданское общество, в существовании которого в Беларуси после 2020 года трудно усомниться, собственно, именно то, что преобразует Беларусь, осваивая и устанавливая контроль над всеми областями жизни нации.

Наличие в Беларуси философии и гражданского общества делает вопрос завершения революции исторически неизбежным. Но пока она остается незавершенной. И такая ситуация во многом объясняется характером отношений между беларусской философией и беларусской практикой, проблематичной навстречностью между ними. В этой навстречности не обойтись без личностного начала и индивидуальности — еще одних важных категорий философии Владимира Мацкевича. Проявление личностного начала всегда сопряжено с поступком, жестом, действием, в мышлении, философском разговоре или волевом акте политического действия. К такому действию нельзя не относиться, его нельзя проигнорировать.

Голодовка Владимира Мацкевича в феврале этого года — такого рода действие, проявляющее личностное начало. Мацкевич требовал изменения характера следственных действий в его отношении: если вы меня собрались судить, то судите немедленно! И это было тем действием, которое вызвало самую широкую общественную реакцию. Вспоминая слова самого Мацкевича: «Гражданское общество в Беларуси есть. Я это точно знаю, поскольку именно солидарность гражданского общества спасла меня от смерти в октябре 2006 года», сегодня можно точно сказать, что несмотря на все попытки удушить его, гражданское общество существует, потому что его солидарность спасла Мацкевича и в феврале 2022 года. И еще мы знаем, что существует международная солидарность людей культуры. В поддержку Мацкевича высказались сотни ученых, литераторов, философов со всего мира, среди которых австралийский философ Питер Сингер, польский интеллектуал Адам Михник, грузинский философ Гиа Нодиа, венгерский диссидент и писатель Далош Дьёрдь и многие другие.

Поступок, проявляющий личностное начало, совсем не обязательно несет героический смысл. И в голодовке Мацкевича не было героизма, но в ней была смелость. Смелость действовать сообразно ситуации и своему месту в ней, воспринимая их такими, какими они есть, не приукрашая реальность. В этой смелости и выражается личностное действие.

23 июня этого года Мацкевич был приговорен к 5 года колонии усиленного режима.

Сколько из этого срока предстоит провести Мацкевичу в тюрьме? Сколько предстоит провести нашим политическим заключенным?

Мацкевич сказал бы, что это зависит от нас, от наших личных действий и решений, из которых состоит совокупное действие гражданского общества.

И об этом можно говорить с Мацкевичем-философом, с его тестами и идеями, соглашаясь или споря, продолжая философский разговор или действуя из практической позиции.

Потому что стены и решетки — это не преграда для мышления!

Андрей Егоров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.