Сначала свободным становится мышление, затем оно делает свободным всё остальное

Ножницы, фейсбук и война

Ножницы простое устройство – два конца, два кольца и посредине гвоздик. Может быть, это устройство может быть моделью дружбы, ну, какой-то из ее сторон. Две взаимноострые части ножниц обращены друг к другу и выполняют свое назначение только встречаясь лезвиями. Разрезая все, что между ними, сами лезвия не причиняют друг другу вреда, и друг без друга ни на что не способны. А соединяет их между собой нечто маленькое и незаметное, но если этот гвоздик вынуть, то части теряют все свои способности, они уже ничего не режут вдвоем, и по отдельности не могут заменить ни нож, ни бритву. Забавный инструмент.
И почему мне так трудно набрать номер, и спросить: «Как дела?» А ведь трудно. Трудно думать не о старой и проверенной дружбе, трудно думать не о дружеском споре, а о том, о чем был спор!
Война! Самая прочная дружба возникает на войне. Это даже называют фронтовым братством. Когда кругом опасности и смерть, когда плечо друга может стать последним оплотом. Не окоп, не блиндаж, не бронежилет – друг на войне самая надежная защита и опора. Мы с друзьями не были на войне. Так, три месяца на военных сборах, после которых нам присвоили виртуальные звания лейтенантов запаса. Но мы прошли через разные передряги, взлеты и падения, победы и поражения. Всякое было за эти десятилетия.

Может ли НГО, или «третий сектор», обходиться без гражданского общества?

Как вам такая постановка вопроса после предыдущего рассуждения о том, может ли государство обойтись без гражданского общества? Для кого-то такая постановка вопроса сразу покажется глупостью. Сколько раз бы я не повторял, что гражданское общество и сфера НГО, или «третий сектор», — это не одно и то же, почти никогда не встречал к таким заявлениям серьезного отношения. Представление… Читать далее Может ли НГО, или «третий сектор», обходиться без гражданского общества?

The infancy of a civil nation in Belarus. From allegiance to citizenship (book)

On the one hand, we delve into civil education’s topics and problems, thrashing out standards, methods, and contents down to concrete educational techniques. Simultaneously, we face with public opinion’s and the theoretical plan’s uncertainty concerning the understanding of what the Belarusan nation is. But if there is no established conceptualization about the nation, then it is very difficult to formulate the notion «citizen». While there is no at least minimal consensus in disputes and discussions on who the Belarusans are and what the Belarusan nation is, any understanding of a concrete citizen of Belarus is going to be oppugned.

Communities’ building and development (book)

The basic thesis on which we build our entire activity towards local community development in Belarus is the statement of the fact that there are no local communities or local self-government in Belarus. It is very difficult to believe and therefore it is usually viewed as either a mistaken speech form, or a provocative message.
Most difficult is to perceive it as a mere statement. It is especially difficult for European colleagues for whom communities as a form of people’s organisation is an inherent part of their lives and thus natural like air. Communities can be weak or strong, more or less successful or organised, but they are always there.

The Quality and Way of life in Belarus: evolution and possibilities of transformation (book)

In this work, we consider the lifeway sphere to be changing – from generation to generation, or even during a period comparable with human life. Moreover, we believe that in the lifeway sphere it is possible and even necessary to have changes or reforms with apt concepts, notions, programmes and political will in order to implement them.

«Союзное государство» — это нонсенс

Сейчас нам нужно денонсировать «союзный договор». «Союзное государство» — это нонсенс, есть государство, а есть союз государств, но союзного государства не бывает. «Союзное государство» — это какой-то оксюморон. Попытки оформить имперскую экспансию в красивые слова, назвать это не аннексией, а интеграцией, единением братских народов — всякая такая чушь действует на некритичное сознание малообразованной части населения. Люди, которые имеют соответствующую логическую и теоретическую подготовку, понимают, чем чревата «интеграция». И если они ратуют за союз, значит, они кровно в этом заинтересованы — либо подкуплены, либо надеются получить какие-то выгоды, не обращая внимания на интересы других слоев населения.

Self-Determination of the Belarusian Intellectual

Social development is impossible without the knowledge, ideas, ideals, projects, utopias and all those things, produced, preserved and transmitted by a specific community of people, who one has recently been calling – increasingly often – intellectuals. When I said «recently», I meant the time when the old Soviet intelligentsia began to surrender their positions in the post-Soviet space. To surrender their positions in the sense that the intelligentsia ceased to produce, preserve and transmit ideas, ideals, knowledge, etc. Besides, they ceased to store and broadcast newly developed ideas and knowledge. The emphasis here should be on the production of ideas, ideals and knowledge.

Historical and Modern Forms of Thinking at the University

The goal of this series of lectures is to present the idea of the University, which leads to the establishment of the modern university in Belarus within a cultural policy programme[1]. Aspects and fragments of this idea are scattered in various texts, but so far have not been gathered into a coherent entity. In this series of lectures, I will try to outline some openings in which the idea of the university needs to be spelt out before its implementation. I see at least four such major openings today: the university as a thought mega-machine; as a factor or instrument of nation-building; as a place for the formation of project and programme elites; and, finally, as an educational institution.

О политике и политической практике

Обыватель, человек не интересующийся политикой, не желающий разбираться в хитросплетениях идеологии, программ, тем более в теоретических тонкостях и философии, может видеть только этот коммунальный план — план человеческих отношений. И интерпретирует всё политику через то, что Путин не любит Навального и Лукашенко. А Цепкало и Латушко обиделись на Лукашенко за отставки. И Карач поссорилась с Макаром. Ленин отомстил царю за брата, а Тихановская мстит Лукашенко за мужа.
Что ж, всё это есть в политике. И личный конфликт мелких людей, и высокая теория.
Но политической практикой эта многослойная структура становится только тогда, когда она пронизана вертикальными отношениями и связями.

Аналитика от лукавого

И нет в этом наборе противоположных мнений никакой объективности. Объективность в гуманитарной, социальной, политической аналитике это результат рефлексии предвзятости, ангажированности и мотивации, а не воспарение над схваткой, и не отказ от позиции. Позиции категоричной, ответственной и профессиональной.
Россия агрессор, «ибо что сверх этого, то от лукавого».
В Украине множество нерешенных проблем, но это уже совсем другая история. И если мы станем с этими проблемами разбираться аналитически, то точно так же – ясно и категорически!